среда, 23 марта 2016 г.

О хлебе насущном

Здравствуйте, дорогие читатели блога! В первую очередь я обращаюсь к мамам и папам. Сегодня, когда дети дома на каникулах, хочется поговорить о трапезе и о хлебе насущном... 
Начну с цитаты протоиерея Андрея Ткачёва: "Горожанин, бросающий корку на пол, — это паразит, не только пользующийся чужим трудом, но ещё и презирающий чужой труд. Если он не исправится, то непременно будет наказан, может быть, даже голодом..." Жёстко, но это правда. А вот ссылка на статью "Хлеб и вино". 
Наблюдая за ребятами в школьной столовой, учителя замечают, как небрежно дети относятся к хлебу: бросают им друг в друга, делают дырки в хлебных ломтиках. Наши дети, привыкшие к разным изысканным яствам, с разочарованием смотрят на обычную кашу. Еда и баловство легко сочетаются у современных детей. Что говорить, когда нормой считается есть в кинотеатре! Многие молодые родители меня могут не понять. Но нам, русским людям, давно пора повернуться лицом к своей русской культуре и вспомнить, как наши предки трапезничали, как относились к хлебу. Своим первоклассникам я показала мультфильм "Девочка, наступившая на хлеб" по одноимённой сказке Ханса Христиана Андерсена. Очень взволновал этот мультфильм детские души моих учеников! Теперь, если мы по дороге из столовой встречаем (а это очень часто бывает) лежащий на полу хлеб, мы его поднимаем и после уроков выносим на улицу птицам. Недавно нашла весьма интересную статью о том, как наши прадедушки и прабабушки трапезничали. Предлагаю её Вашему вниманию. Прочитайте её, уважаемые родители! Уверена, Вы найдёте в ней, также как и я, много поучительного.
Трапеза - вкушение пищи с соблюдением благочестия и благообразия.
Сложный комплекс благочестивых представлений и устойчивых норм поведения был связан со столом, застольными местами, порядком потребления пищи. Одна из активных корреспонденток, отвечавших на программу Этнографического бюро кн. Тенишева,Зорина Варвара, дочь местного священника, собравшая в к. 1890-х материал о повседневной жизни ряда волостей Жиздринского у. (Калужская губ.), сообщила существенные сведения о взглядах русских крестьян на стол, за которым совершалась семейная трапеза в их собственной избе. Стол четко связывался в крестьянском сознании с престолом Божиим в церкви. К столу относились, как к святыне. Это проявлялось, в частности, в том, что стать ногами на стол считалось святотатством. При переходе в новую избу первым из мебели вносили стол и, поставив его, молились на четыре стороны.


В любой крестьянской избе по всей территории расселения русских стол ставился в переднем (красном, святом) углу, где располагались иконы, и место «под святыми» считалось самым почетным: здесь усаживался хозяин или наиболее уважаемый из гостей. Далее рассаживались по старшинству. За стол садились все члены семьи, а если были работники — то и они тоже. Всех присутствующих в это время в избе по какому-либо поводу приглашали обедать. Если младшим не хватало места на скамьях, то они ели стоя, либо же в очень больших семьях собирали 2 — 3 обеда. При обилии людей в застолье детей иногда отсаживали на полок (полати) и там кормили.
В некоторых местах сохранялось определенное устойчивое распределение мест в застолье между членами семьи. Так, П.Пешков, сын крестьянина из Усть-Вельской вол. Вельского у. Вологодской губ., описал в 1899 следующий постоянный порядок размещения семьи за едой: большак садится на угол стола по мужской лавке (т.е. стоящей вдоль досок пола, женская — поперек); большуха, которая подает кушанья, садится на стуле или на скамье у угла, направленного к середине избы и к печке; молодуха — на углу, «накрест» с большаком; молодой мужик или парень — на углу «в сутках», т.е. на почетном месте под иконами. Мальчики сидели за едой между мужиками вдоль стола, а девочки — между молодухой и отцом; девка молодая, если в семье было много детей, садилась на скамейке с матерью, если же детей не было — рядом с молодухой. Это же описание позволяет нам представить себе, что видели сидящие за столом. «В переднем углу — большая божница, на ней — большая икона «Троеручицы», писанная на дереве в Шенкурском женском монастыре, где живут в монахинях сестра и дочь Андрея Семеновича (хозяина. — М.Г.). В простенках — картины: 1) Сотворение мира и жизнь первых людей — тоже из Шенкурска; 2) Два портрета — царя и царицы, литографии чьей — не упомню. Картины царя и царицы сверху украшены большими крыльями, в виде орла».
Перед едой все молились. Молитва начиналась по почину хозяина. Во время обеда было принято молчать либо же вести серьезные разговоры. Старики не позволяли молодым смеяться за обедом. Из Галичского у. Костромской губ. корреспондент В. Решеткин даже писал, что пустословие и смех во время еды «строго преследуются» стариками. Детям говорили: «Што гогочешь? Ты гогочешь, а в ложку-то тебе бес кастит!»
За столом полагалось сидеть смирно, не болтать ногами. Распространено было представление, что болтающий ногами качает на них черта. Детям в этом случае говорили: «Али беса на ногу посадил, да качаешь?» Существовало в народе убеждение: если за столом бранятся, то ангел Господень отходит от стола и начинает горько плакать, а на его место является дьявол и радуется.
За едой проявляется особое отношение к хлебу. Хлеб — дар Господень, «хлеб наш насущный даждь нам днесь». Сорить крошками хлеба считается грехом. Тщательно следили, чтобы крошки не упали на пол, не были растоптаны, поэтому кусок старались разламывать над чашкой. Упавшие на стол крошки собирали и съедали. Нередко неосведомленные люди оценивают такие поступки как проявление ненужной скупости или застарелую привычку бедняка. На самом деле основа этих норм народной этики — чисто духовная: отношение к хлебу как к святыне. «Крестьянка никогда не скажет «делать хлебы», а всегда — «творить хлебы»; самое действие это совершается постоянно с молитвою, как священнодействие», — писал А. Балов.
Корни такого отношения, несомненно, — в евхаристическом значении хлеба: в алтаре во время Литургической службы хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Христовы. Народное понимание связи между восприятием обычного обеденного стола как престола в алтаре и святости хлеба вошло в пословицу, зафиксированную В.И. Далем: «Хлеб на стол, так стол престол; а хлеба ни куска — так и стол доска».

Есть полагалось чинно, не спеша. Как бы ни проголодался человек, он не должен был поглощать пищу торопливо, с жадностью. Раньше хозяина никто не начинал есть ни одно из подаваемых блюд. Прежде чем приступить к новому кушанью, осеняли себя крестным знамением (особенно перед мясным блюдом). Принято было часто класть на стол ложку — есть непрерывно, не кладя ложки, считалось неуместным нарушением степенного поведения за столом. Есть в шапке и даже просто сидеть за столом в шапке — считалось грехом. Грешно также макать кусок хлеба в солонку. В объяснение этой нормы поведения ссылались на Евангелие: Иуда во время Тайной Вечери «обмочил руку в солило, тогда по руке вошел в него сатана». Другие объясняли этот запрет ближе к Евангельскому тексту: нельзя макать, потому что это было сделано Христом с нечестивым Иудою. И в этой черте поведения проступает в народном сознании связь между трапезой за своим домашним столом и Тайной Вечерей Спасителя. Заканчивался обед, как и начинался — молитвою.
Это интересно.
В культурах народов, которые употребляли хлеб ежедневно, он всегда считался святой и благословенной пищей. Христианство дополнило его почитание освящением хлеба как «тела Христова» и использованием его в литургии. Это привело к тому, что духовное значение хлеба стало преобладать над его материальной ценностью. В журнале «Кипр сегодня» (№ 3-4, 1998 г.) помещена интересная статья о традициях, связанных с хлебом, отразившихся в обрядах киприотов.
Помимо убеждения в том, что сила веры является самым действенным оружием против всякой болезни, простые богобоязненные жители Кипра прибегали к различным «народным» способам лечения. Хлеб всегда использовался как терапевтическое средство — для заживления ран, понижения жара, уменьшения боли, лечения распространенных болезней. Верили, что будучи освященным, он имеет силу отпугивать нечистых духов и защищать от зла.
Все стадии приготовления хлеба ясно выражали веру в его святость. Замешивать тесто никогда не начинали без призывания имени Божьего. «Прииди Христос» — с этих слов каждая греческая домохозяйка приступала к замешиванию теста.
Хлеб был настолько великой святыней, что на нем давали клятву. «Во имя хлеба, который ем» – говорили в кипрских деревнях. Считалось грехом наступить на хлеб, или, неся хлеб в качестве приношения в церковь, уронить его.

4 комментария:

  1. Спасибо, Ирина Георгиевна, что деткам обо всем так интересно и понятно рассказываете. Данил рассказывал про мультик и хлебушек птичкам собираем, когда гуляем кормит их вместе с сестрой.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Наталья Георгиевна! Очень хорошо, что Данечка вот так серьёзно воспринял всё, что было сказано о хлебе. Я слышала от одной монахини, что кормление птиц хлебом, особенно голубей, - это очень помогает нашим усопшим родным.

      Удалить
  2. Здравствуйте, Ирина Георгиевна! Спасибо, что подняли эту тему нашим детям. Мои вроде бы дома все правильно делают, если остается хлеб, то домашней живности у нас много, идут и кормят. Надеюсь и вне дома они также себя ведут. Ярослав просит показать мультфильм еще раз. Завтра будем смотреть вместе.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Елена Николаевна! Очень здорово, что у Вас при всей Вашей занятости остаётся время для просмотра хороших мультфильмов!

      Удалить